Икона стиля: Дэвид Бартон и революция в дизайне фитнес-клубов

В начале 1990-х годов американский тренер Дэвид Бартон совершил революцию в фитнес-индустрии: он привнес эстетику ночных клубов в тренажерные залы.

В Америке имя Дэвида Бартона известно каждому, кто близок к фитнес-индустрии или посещает тренажерные залы: он прославился нетрадиционным, местами экстравагантным подходом к дизайну фитнес-клубов. И вот его слава добралась до России: в прошлом году в Москве открылся клуб Anvil, оформлением которого занимался американский дизайнер.

Вообще, Бартон по образованию тренер (у него диплом Bachelor of Science престижного Корнеллского университета) и на свой первый клуб заработал сам персональными тренировками. Лишних денег на архитектора или декоратора у него не было, поэтому дизайн он разрабатывал сам. «В первую очередь я думал не о дизайне, а об атмосфере, которую хотел создать. Интерьер должен был вызывать эмоции, стимулировать воображение.


Члены клуба попадают в мой мир, и я хотел, чтобы в зале они испытывали те же чувства, что и я", — говорит Дэвид. Под этими словами он подразумевает драйв, удовольствие от процесса и предвкушение результата. В юности «качалка» стала для него домом, и в своих клубах он создавал такую обстановку, чтобы люди приходили не только на тренировки, но и ради общения.

В 1990-е фитнес-клубов в привычном для нас формате в Америке еще не существовало и тренироваться было не модно. На выбор были брутальные «качалки» в подвалах или пафосные загородные клубы. Дэвид Бартон решил это изменить и открыть такой клуб, куда бы потянулись заядлые тусовщики и модники. «Я совершенно не разбирался в спортивном бизнесе, и это было моим преимуществом. Люди предпочитали вечеринки тренировкам, и я создал место, где было так же атмосферно, но наутро вместо похмельной головной боли вы получали красивое тело», — говорит он. Так Бартон скрестил эстетику ночных и фитнес-клубов, и это был фурор. Полутемные пространства, неоновая подсветка, расписанные граффити стены — все это дополнялось реальными атрибутами ночных клубов, например, диджейской будкой (в клубах Бартона продумывалось музыкальное наполнение и тренировки проходили под диджейские треки).

Систематического дизайнерского образования у Бартона нет, но он успел поработать с Филиппом Старком, студией Билла Софилда, архитекторами Рафаэлем Винольи и Яном Шрагером и называет их своими учителями. Однако у него всегда был свой путь, он отталкивался от того, что нужно клиентам: сервис, заряжающая обстановка и место, куда хочется возвращаться. «То, как вас встретили на ресепшен, создает первое впечатление. Если оно приятное, то вы не будете придираться к мелочам», — объясняет Бартон. Он заимствовал эстетику из разных сфер, его фирменный стиль — это микс из стрит-арта, китча, рокерской культуры и гламура. К освещению у Дэвида был особый подход.
Он продумывал его так, чтобы люди в отражениях себе нравились. Не прямой «больничный» свет, заливающий все вокруг и подчеркивающий недостатки тела и кожи, а мягкий и направленный, скрывающий морщины и прорисовывающий рельеф тела. Удивительно, что дизайнер-самоучка уделял этому столько внимания еще до наступления эпохи селфи и инстаграма. И он первым осмелился превратить тренажеры в источники света, это сейчас Life Fitness выпускает модели с подсветкой. Клубы Бартона полюбили креативные люди и звезды шоу-бизнеса, у него занимались Тьерри Мюглер, Сара Бернхард, Рене Зеллвегер, Рэйчел Вайс, Дэниел Крейг.

В московском Anvil, открывшемся в прошлом году, считывается фирменный стиль Дэвида Бартона. Он не использует растиражированные предметы интерьера и сразу с порога переключает ваше внимание на то, что происходит внутри. Интерьер клуба похож на театральные декорации, кажется, что ты попал в мир героев, тех, кто преодолел себя. «Мне хотелось дать понять, что занятия в тренажерном зале могут быть тяжелыми, это труд, но одновременно это может быть и красиво», — говорит он.